цена: 625.00р.
на ozon.ru: 782.00р.
на bolero.ru: -
Буркхардт Титус
Искусство ислама. Язык и значение
издательИрби
серияСторонние издательства
год выпуска2010
число страниц288
иллюстрациинет
бумагаофсет
переплеттвердый
дополнительная упаковка
особенности оформленияцветные мелованные иллюстрации
дополнительные элементы
ключевые словабуркхардт, ислам, искусство ислама

О чем говорит книга

Буркхардт Титус " Искусство ислама. Язык и значение"


Книга Буркхардта Титус "Искусство ислама. Язык и значение" обращена к самой сути искусства ислама. Она излагает основные принципы, благодаря которым можно приоткрыть дверцу, ведущую к кладезям этого искусства, где бы они ни обнаруживались. Буркхардт Титус представляет исламское искусство как непосредственный дериват от принципов и форм исламского откровения, а не как случайно суммированные исторические дополнения, в чем желали бы убедить нас многие другие историки искусства. Буркхардт Титус начинает с генезиса, а в мире форм - с Каабы.


Титус Буркхардт проводит читателя через основные аспекты исламского искусства и участие этого искусства в литургии к поляризации кочевых и оседлых народов, к великим синтезам исламского искусства и архитектуры и, наконец, к исламскому городу. Исследование исламского или любого другого сакрального искусства, предпринятое с известной объективностью, может способствовать более или менее глубокому пониманию духовных истин, лежащих в основе всего космического и человеческого мира. Рассматриваемая таким образом, "история искусства" превосходит уровень обычной и простой истории.

Автор

Буркхардт Титус (1908-1984) – швейцарский философ-традиционалист, последователь Рене Генона, переводчик его книг на немецкий язык.

Из предисловия С.Х. Насра к собранию работ Т.Буркхардта "The Essential Titus Burckhardt" (World Wisdom, Inc.: 2003, в пер. с англ. Антона Шеховцова):

Титус Буркхардт вне всяких сомнений является одним из ключевых фигур школы, которую впоследствии стали называть традиционалистской. Он одновременно и знаток метафизики и космологии, и специалист по традиционным искусствам Востока и Запада, и новатор в сфере интерпретации и перевода главных суфийских текстов, и проницательнейший из всех западных исследователей традиционного искусства, жизни и философии исламского Магриба, в частности Марокко, и превосходный толкователь традиционных принципов общественной жизни. После себя он оставил ценное наследие из работ, написанных на немецком и французском языках, многие из которых были переведены на несколько европейских языков, в большинстве на английский, а также на арабский, персидский, турецкий языки и язык урду. Буркхардт был наделен выдающимся даром интеллектуальной прозорливости в сочетании с нескрываемой интеллигентностью. Он был и метафизиком, и художником, но, прежде всего, он был праведным человеком, личностью, каждая грань которой была воплощением истины - в его мыслях и словах, делах и поступках. Он был не только человеком, писавшем о союзе души и духа и превращении свинца души в золото, но также человеком, в котором эта алхимическая трансмутация была оперативным методом произведена. Его работы стали во многом дополнением к сочинениям его близкого друга Фритьофа Шуона, а в области искусства - к творениям А.К.Кумарасвами.

О метафизике Буркхардт писал с чрезвычайной ясностью, а его книги и статьи о традиционных искусствах, в особенности алхимии, о которой он написал, вероятно, самую выдающуюся книгу XX века, обладали несравненной глубиной. Его критика современного мира, следуя в русле новаторских работ Рене Генона, проникала вглубь самых спорных вопросов и с исключительной ясностью выявляла ошибки таких современных заблуждений, как дарвиновская эволюция и современный психоанализ. Однако именно в сфере искусства он оставил после себя наследие, обладающее непревзойденной ценностью. Он не только обнаружил метафизическую истину различных традиционных цивилизаций посредством языка сакрального искусства, но он также написал несколько работ, проливающих свет на христианское искусство, в частности, "Шартр и происхождение собора", в которой предлагается и христианский взгляд, и взгляд с точки зрения традиционных наук, которые сделали возможным реализацию сакрального христианского искусства в средневековом соборе.

Но истинным первопроходцем Буркхардт был в сфере исламского искусства. То, чего достиг Кумарасвами в области индуистского и буддистского искусств, детально раскрыв их символику и изложив скрытые смыслы, то же достиг и Буркхардт в отношении ислама, что воплотилось в многочисленных статьях и в таких шедеврах как "Искусство ислама" и "Фез, город ислама". Именно он впервые на Западе пролил свет на тайный смысл исламского искусства и его соотношение с тайным учением исламской религии.

Буркхардт также был первым, кому удалось раскрыть смысл главных доктринальных работ суфизма с помощью перевода главных сочинений исламского гнозиса, таких как "Фузус аль-Хикам" Ибн Араби, а также "Аль-Инсан аль-Камил" Абда аль-Карим аль-Джили. В своем метафизическом шедевре "Введение в суфийскую доктрину" он детально изложил квинтэссенцию исламского гнозиса (al-ma'rifah) своими словами. Неподдельный интерес к работам Ибн Араби, проявившийся на Западе в последние полвека, - это большая заслуга Буркхардта.

Авторитет Буркхардта распространился не только на Западе, но также и в исламском мире. Его по сей день очень уважают и ценят в Марокко, где он сыграл ключевую роль в сохранении города Фез и возрождении традиционных искусств и ремесел, а старшее поколение по-прежнему называет его "чудесным Сиди Ибрахимом", который впервые приехал в Марокко в 1930-х годах, принял ислам, выучил арабский и сделал Марокко своим вторым домом.

Нам выпала огромная честь быть близко знакомым с Буркхардтом с 1957 года до самой его смерти и находиться в его обществе в Европе, исламском мире, в Альпах и на восточном побережье Средиземного моря. В самых различных ситуациях он проявлял острый ум, как в интеллектуальной, так и художественной сфере; ему также были свойственны выдающийся коллективизм и человечность. Как чудесно было ходить с ним вокруг Каабы в Мекке или безмолвно медитировать возле могилы Ибн Араби в Дамаске! На всех, кто знал Буркхардта, производил глубокое впечатление его исключительный интеллект и удивительная добродетельность, слившиеся в этом необыкновенном человеке в неразрывный союз.

Наш сайт подключен к системе проверки правописания Orphus. Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
Система Orphus
Каталог
Интернет-магазин издательств
Новости